Что поменялось в жизни телохранителя за последние 30 лет

Работа телохранителем сегодня

С момента развала СССР прошло тридцать лет. Мы встретились с самым обычным бойцом-ветераном, профессиональный путь которого в телохранители начался с 90-х. Интересно было услышать мнение не руководителей или владельцев охранных структур, а мнение человека, связавшего свою работу и судьбу с охранной деятельностью.

Сергей. После Армии в 1993 году устроился охранником в ЧОП. К охране Тела сразу не подпустили, поэтому начал свою трудовую карьеру с охранника бара на Таганке, потом ночные клубы на Красной Пресне, потом один из закрытых домов отдыха в ближайшем Подмосковье, постоянной клиентурой которого были полукриминальные элементы. Руководитель охранного предприятия – Виктор Сергеевич – быстро присмотрелся к молодому охраннику, и уже через год доверил безопасность дочки владельца одной нефтяной компании. В 95-м году Сергей уже занимался встречей и сопровождением ВИП-гостей, а с 2000 года уже самостоятельно работал в качестве прикрепленного с различными категориями охраняемых лиц. В 2013 году Сергей стал доверенным лицом своего шефа и теперь, в его обязанности входили уже не только организация охраны шефа, безопасность компании, но и организационно-распорядительные функции.

— Сергей, каков был состав групп личной охраны и уровень профессиональной подготовки телохранителей начиная с 90-х годов и, заканчивая сегодняшним временем?

— Я могу опираться только на свои личные наблюдения, основанные на общении с тем окружением, с которым приходилось пересекаться по роду своего занятия. В 90-е годы я был относительно законопослушным гражданином, положительным фактором стало то, что я попал в ЧОП, основанный ветеранами силовых подразделений МВД. Тем не менее, практически все объекты и охраняемые лица находились в максимальной категории риска, более того, все моя работа с охраняемыми лицами и работа на таких объектах, как ночные клубы, в тот период была привязана к Красной Пресне. Многие нашумевшие преступления в том районе произошли практически на моих глазах. Слава богу, меня и моих охраняемых объектов они не коснулись. Наверное, я просто счастливчик.

Наш ЧОП был достаточно небольшим даже по меркам 90 годов, группы личной охраны были сформированы из числа бывших оперативных работников и бывших спортсменов. Шеф, Виктор Сергеевич, объяснял это тем, что при выезде на задание в наряде должен быть один мозг и два бицепса, хотя алгоритмов работы, навыков и элементарных знаний нормативной базы применения и использования оружия не было ни у одного из бойцов от слова вообще… Поэтому спать спокойно у Виктора Сергеевича все равно не получалось…

Такая же ситуация, по всей видимости, была и в большинстве ЧОПов, с сотрудниками которых мы пересекались по роду деятельности. Общение между личкой от разных структур категорически не приветствовалось — никто не знал, какая команда поступит в следующий момент и чей шеф под кем ходит. Телохранители молча и на расстоянии оценивали друг-друга, пытаясь определить, к какому формату относится та или иная группа бойцов. К первой группе, я, по своему мнению, отнес бы бывших спецов, которых было видно сразу. Мало того, что выходцы из профильных отделов КГБ имели богатый опыт работы и соответствующую школу по охране высших должностных лиц, так они были и технически более качественно укомплектованы. Их руководителям удалось снять сливки – предложить недавно появившимся крупным финансовым структурам полный комплекс физической безопасности с уже обученными и подготовленными кадрами. Не исключаю, что и возможность решения иных вопросов экономической безопасности для формирующейся будущей олигархической верхушки являлась одним из ключевых факторов при выборе охранной структуры. Денег на свою охрану в тот период будущие олигархи не жалели.

Ко второй группе я отнес бы охранные предприятия, бойцы которых охраняли объекты и персоналий, явно не подпадающих под социальные нормы даже того времени. Бывшие спортсмены, мастера спорта а также одинокие выходцы из силовых структур, готовые применить свеженькие макарычи даже при незначительном поводе. Места на зоне, в случае чего, шефом согревались в достаточном объеме, поэтому задумываться о последствиях было не в их правилах. 

Ну, и к третьей группе я отнес бы ЧОПы, к которым относилось и наше охранное предприятие. Под охрану брали начинающих предпринимателей и молодые финансовые структуры, которые могли оплатить эти услуги. Договора заключались без тщательной проверки, поэтому среди охраняемых лиц как порядочные бизнесмены, так и, если можно выразиться, несколько асоциальные личности. Головная боль и последствия, которые приносила такая работа, щедро компенсировались шелестом купюр как у руководителя ЧОПа, так и у телохранителей. Лично моя работа в ЧОПе началась с бара на Таганке.

В 2001 году, несмотря на кризис, охвативший нашу страну, у одного из клиентов другого охранного предприятия, куда я недавно устроился, открылось второе дыхание. Вся личка теперь в выходные дни проводила в тирах, на стрельбищах и в спортивных залах. С нами занимались ведущие инструктора. Мастера международного класса. Выходных практически не было, но все расходы оплачивались холдингом, и от нас требовалось верное и беспрекословное служение. ЧОП разрастался вместе с холдингом заказчика, и его филиалы стали появляется в разнообразных городах России. Наиболее преданные и перспективные прошли обучение в израильской школе охранников. Ротации в группах личной охраны в структурах, подобных нашей, практически были нулевыми. Бойцы были настроены на работу с шефом, а шеф был заинтересован в повышении квалификации своих бойцов. 

В 2006 году я узнал что профессии «Телохранитель» в нашей стране нету.

С этого периода нашей команде не только тренировки по огневой, физической, медицинской и тактической подготовке оплачивались. Занятия в одном из специализированном учебном центре, расположенном недалеко от МКАД, теперь много внимания уделяли нормативно-правовой подготовке. Я обратил внимание, что штат юристов предприятия увеличился, на безопасное обращение с оружием, условиями его применения и спецсредств стало уделяться значительно больше времени чем прежде.

После 2007 года наш холдинг прекратил свое существование, и я оказался в свободном поиске. До 2008 года успел поработать с несколькими охраняемыми лицами, все оказались последним приветом из 90-х, поэтому, волею случая и спустя 10 лет, я вновь оказался постоянным посетителем тех мест, с которых я и начинал свою охранную деятельность. Могу с полной уверенностью сказать, что количество телохранителей с явными признаками дегенеративного поведения значительно уменьшилось… Охрана приоделась в костюмчики складного покроя, а мероприятия по охране персоналий приобрели достаточную осмысленность. Сказывался тот фактор, что наш род занятий был востребован и достаточно хорошо оплачивался. На этом рынке появилось множество телохранителей разного уровня профессиональной подготовки, вышедших из самых разнообразных слоев населения. На этом фоне не то чтобы понять к чьей школе относится та или иная группа охраны было невозможно, но, даже предположительно определить являются ли они спецами силовых подразделений или бывшими криминальными элементами.

Кризис 2008 года «причесал» охранный рынок, и более или менее на плаву остались крупные охранные предприятия и небольшие ЧОПы, у которых были платежеспособные клиенты. Заработные платы телохранителей пошли на спад… С этого момента я хотел бы отметить, что в заказчики в большинстве своем перестали вкладываться в подготовку своих бойцов. Среди соискателей появилось значительное количество бойцов из регионов и людей, ранее не имевших к этой профессии никакого отношения. Ротации на ранее устойчивых объектах стали более частым явлением, а у работников появилось ощущение нестабильности.

После 2014 года, который запомнился многим из нас, найти профессионала среди соискателей стало практически невозможно. Среди соискателей теперь бывшие таксисты, грузчики, водители тракторов и бульдозеров, строители и прорабы. В мои обязанности на новой должности входили подбор и обучение групп личной и объектовой охраны. Так как старый контингент личной охраны, прошедший боевые 90-е и отучившийся в 2000-х годах во всевозможных зарубежных и отечественных школах подготовки охранников, ушел на пенсию по выслуге лет, их место заняло поколение 25-35-летних бойцов. Таких компаний, которые могли бы им оплачивать соответствующую подготовку, почти не осталось, зато появились дипломы многочисленных школ подготовки телохранителей… Можете спорить со мною, но для меня образцом телохранителя является боец, который приобрел опыт работы начиная от открытия шлагбаума на даче и работы вышибалой в ночном клубе, заканчивая охраной массовых мероприятий и работой соло с шефом. Неотъемлемым условием должно быть наличие высшего и качественного образования, базового знания одного или нескольких иностранных языков, соответствующая физическая подготовка. Было бы циничным говорить о наличии обучения в профессиональных школах телохранителей, тем более зарубежных, поскольку кроме единоразового обучения требуется периодическая подготовка, а это крайне затруднительно в финансовом плане, но это необходимо и без него в нашу команду я не могу принять никак.

— Сергей, по Вашему мнению, что ждет рынок телохранителей в ближайшее время?

— Не думаю, что что-то изменится в лучшую сторону. Общая тенденция складывается таким образом, что большинство заказчиков от охранника хотят видеть услужливого широкоплечего придворного, способного выполнять самые безумные требования. В моду вошли бесконечные кастинги претендентов, штрафные санкции, бесплатные пробные дни… Как следствие, бойцы на объектах больше 3-5 месяцев не задерживаются, а это и случайные люди на объекте, и утечка информации, и конфликты в коллективе. К сожалению, это общая тенденция, а многие из сегодняшних молодых олигархов еще даже не родились в то время, когда погорела охрана группы «Мост», поэтому не понимают, к каким последствиям может привести непрофессионализм охранников. На охранном рынке осталось относительно небольшое количество предприятий готовых вкладываться в своих сотрудников и нацеленных на долгосрочную работу как с охраняемыми клиентами, так и со своими охранниками.